Великие режиссеры о насилии в кино

На экраны выходит новый фильм Квентина Тарантино “Джанго освобожденный”. На все вопросы журналистов, почему в его фильмах так много насилия, Квентин отвечает: “Насилие – это единственное, что вы можете сделать в кино. Если вы спросите меня, что я чувствую по поводу насилия в реальной жизни, я отвечу, что испытываю очень много чувств. Это – один из самых ужасающих аспектов Америки. В фильмах насилие – круто. Мне навится”.
“То, что происходило во времена рабства в тысячу раз хуже того, что я показал. Так что, если бы я показал все так, как оно было на самом деле, это было бы не кино, а реальность. Если вы не можете этого принять, просто не принимайте… В фильме два типа насилия: жестокая реальность, в которой рабство длилось… 245 лет и насилие возмездия Джанго. И это насилие в кино, и это весело и круто, это приносит удовольствие и это то, что вы ждете”.

alfred-hitchcock

АЛЬФРЕД ХИЧКОК

“Я всегда считал, что на экране нужно показать минимум, чтобы получить максимум эффекта. Я убежден, что аудитория должна сама поработать головой. Иногда необходимо включить некоторые элементы насилия, но я делаю это только, если для этого есть весомый повод. Например, в “Психо” есть сцена очень жестокого убийства в ванной, но видите, это монтировалось из маленьких кусочков – вид ножа, испуг жертвы, и так далее и тому подобное.
Теперь, когда этот кусок фильма завершен, я внушил сознанию аудитории достаточно опасений по поводу существования убийцы, и мог сократить, или вообще исключить насилие, потому что мне достаточно того, что осталась некая угроза. Главное, что я уже дал аудитории – скажем так, образец? – я позволил им представить насилие. Я не показал его. Насилие ради насилия не производит должного эффекта. И я даже не думаю, что людям это нужно. Ведь это так предсказуемо”.

ОЛИВЕР СТОУН

“О насилии слишком много говорят. Оно стало слишком стерильно…С насилием можно бороться по-разному, не только избегая его. На телевидении насилие не имеет тяжелых последствий и не производит уже должного эффекта… Людям гораздо интереснее секс на телевидении, чем насилие… Можно много говорить о культуре и его влиянии на секс. Может быть, насилие – всего лишь результат плохого секса”.

СТЕНЛИ КУБРИК

“В искусстве всегда будет насилие. Насилие было в Библии, насилие было у Гомера, Шекспир полон насилия. Многие психиатры считают, что оно служит катарсисом, а не моделью. Думаю, что вопрос о том, имеет ли рост насилие, и если да, то какой эффект оно оказывает, заключается в большей степени от популяризации его в СМИ. Я знаю многих, кто искренне полагает, что кино и телевидение способствуют насилию, но почти все официальные исследования этого вопроса, вывели, что в поддержку этой теории нет никаких доказательств. В то же время, я думаю, что СМИ, как правило, эксплуатируют эту тему, потому что это позволяет им показывать и обсуждать жестокость с высокоморальной, ханжеской, точки зрения.
Но люди, совершающие преступления – не простые люди, которые превратились в бандитов из-за того, что смотрели “неправильные” фильмы и “не те” телепередачи. Уж скорее, преступления совершают люди с длинной историей анти-социального поведения, или, знаете, такие, внезапные психопаты, которых чаще всего описывают “…такой хороший, тихий мальчик”, но вся жизнь которого, как становится понятно позже, вела его к тому неумолимо ужасному моменту, в котором можно найти официальную причину его действий – если не в одном, то в другом. В обоих случаях действуют чрезвычайно сложные социальные, экономические и психологические аспекты, подталкивающие человека к преступному поведению.
Упрощенное представление о том, что кино или телевидение могут превратить невинного и милого человека в преступника – очень похоже на суды над Салемскими ведьмами. Но именно на него уповают преступники и их адвокаты в надежде на смягчение наказания или полное оправдание. Меня, в этом смысле, сильно удивляет разделение между “вредным” и “безвредным” насилием. Скажем, “Том и Джерри” или фильмы о Джеймсе Бонде, где садистское насилие представлено весело и положительно. Поэтому спешу сказать, что я не думаю, что все это вообще порождает насилие. Фильмы и ТВ стали мальчиками для битья у политиков, потому что позволяет им отвернуться от социальных и экономических аспектов преступления, с котором они не хотят, или не могут ничего сделать” (из интервью по поводу выхода картины “Заводной апельсин”)


ДЭВИД ЛИНЧ

“Худшая вещь в этом современном мире это то, что люди думают, будто на ТВ убивают вообще без боли и крови. Это входит в детские головы: в убийстве нет ничего страшного, и это даже не больно. Вот что действительно меня убивает. Вот что по-настоящему мерзко”.

ГАЙ РИЧИ

“Мой подход к насилию – это его уместность в том кино, которое делаешь. Тогда в нем есть смысл. В этом фильме много насилия, но не оно делает историю, оно лишь иллюстрирует точку зрения, которую мы хотим передать. Джейсон не снимает рубашку, и не начинает мочить всех без разбору… Думаю, в голове каждого человека есть естественная система того, сколько насилия он может принять на экране. Это не интеллектуальный процесс, это инстинктивный процесс. Мне нравится думать, что в моем кино насилие не происходит ради насилия, а насилие уничтожает насилие. Речь идет о том, чтобы не дать внутреннему врагу, реальному врагу, выйти наружу, потому что, чем больше он делает, тем сильнее становится. Фильм о тех разрушительных результатах, которые могут произойти, если не обуздать своего внутреннего врага и позволить ему сеять повсюду хаос” (интервью по поводу выхода картины “Револьвер”)

Все материалы, размещенные на сайте, являются собственностью журнала Exciter и защищены авторским правом. Перепечатка невозможна без письменного разрешения редакции – [email protected]

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More