Сухой февраль (или как я безуспешно пытался бросить пить)

Фото: Life

Сразу оговорюсь: я не алкоголик, и даже не сильно пьющий. Просто у меня существует ежедневный ритуал – бутылка (полторы) вина. Нормального, сухого, красного. Пить я начинаю не раньше положенных пяти вечера. Не потому, что соблюдаю знаменитое правило хорошего тона, а просто потому, что редко хочется раньше. Я давно уже не напивался до состояния, когда проснувшись утром, не понимал, где нахожусь, со времен студенчества не засыпал лицом в тарелке и не выпивал с утреннего сушняка воду из вазы с цветами. Скажем так… мне просто нравится вкус вина.

 

В вине, как пишут медики, много достоинств. Если пить максимум по бокалу-два в день. Все остальное, как они утверждают – зло и алкоголизм. Ладно. Могу вообще не пить – в чем проблема? Нет вина – не пью. Есть – пью. В основном – есть. Потому что, вино – это моя слабость. Это не значит, что я не могу пить пиво летом, или коньяк – в сугубо мужской компании. Могу. Но кайфа от этого не получаю. Другое дело – вино. Да под хорошую еду.

Собственно, проблема, как раз в еде. Точнее, в здоровом образе жизни, который рекламируют во всех мужских журналах. То есть, морально я был готов сесть на девичью диету, состоящую из пары веточек салата и безвкусного овощного супа. Бог с ним – пережить можно. Хотя знал ведь, что буду мучительно страдать по мясу. Но ладно, пара недель – еще не вся жизнь, которая наполнена стейками с кровью, бараниной с розмарином на гриле и прочими вкусностями. Но к самому большому удару я готов не был.

В 100 мл вина – аж целых 60 калорий! Это ж почти столько же, сколько в кока-коле. Думаете, я сам до этого дошел? Нет. Вы когда-нибудь видели вменяемого мужика, который изучает калорийность продуктов и содержание в них полезных веществ и вредных красителей? Глаза на ужасы моего пристрастия, открыла моя девушка. Выпучив для убедительности глаза, она страшным голосом прошептала: «В одном литре вина – калорий больше, чем в плитке шоколада! Но шоколад-то, согласись, вкуснее!» Угу. Это кому как. Одну плитку я могу есть минимум месяц. Собственно, как и моя девушка. Но она, в одном нижнем белье гарцуя перед зеркалом, убедительно доказывала мне, что избавив свой рацион от ежедневного винопотребления, я буду чувствовать себя лучше. То есть избавлюсь от пуза, нависающего над ремнем. Меня лично мое пузо не смущало. Оно смущало девушку и мои джинсы. Ладно. Значит будет минералка и салаты. Чего легче?

Святая простота! Вместе с вином из моей жизни исчез смысл… Ну, то есть, смысл остался, но вечера как-то сразу стали унылее и скучнее. Мое нёбо не омывала больше «кровь земли», как называют это поэты.

Организм, как оказалось, легко избавляется от интоксикации. И даже, наверное, начинает чувствовать себя лучше. Первые два дня прошли, как по маслу. Самое сложное – зависимость психологическая. И ладно бы – тихие домашние вечера в компании с любимой и телевизором. Но что делать с пятничными встречами с друзьями? Алкоголь в этом случае, играет роль связующего звена. Это подобно одному из древнейших человеческих инстинктов. Ну, знаете, как наскальная живопись. Каждый раз, когда кто-то из моих друзей подносил к губам стакан вина или пива, я автоматически сглатывал. И, черт, может, мне казалось, но «всем было весело, кроме меня». Что мне было делать? Объяснять про «уровень липидов и необходимость снизить количество потребляемого протеина»? Не знаю уж как там мой организм, очистившийся от алкоголя, но единственное, что я мог для него сделать – это начать больше курить. Так что здоровый аспект мы вообще не будем рассматривать – вместо 15 стандартных сигарет в день, в «сухой» период я выкуривал по полторы пачки. Вместо обещанных мне «гуглом» новых впечатлений от трезвой жизни, удивительно яркого вкуса продуктов и отсутствия «неприятного утреннего головокружения», которым я и так не страдал, я получил лишь явное отравление никотином и кофеином. Бог с ним. В этом городе – куча забегаловок. И везде курят. И пьют. Я пил «ёрл грей» и запивал его «вителем». Мне вдруг перестали быть интересны многие вещи, в том числе и футбол. От разговоров о достижениях в спортзале, мне вообще становилось тошно.

Я испытывал крайне смешанные чувства. С одной стороны, я понимал, что «мужик сказал – мужик сделал», и надо продержаться как можно дольше. С другой – это известный факт – алкоголь стимулирует творчество. Когда дело доходит до вопроса о том, почему так много писателей «подсело на стакан», я всегда считал, что между писательством во всех его видах и спиртным существует прямая связь. По своему опыту могу сказать, что творческие личности тянуться к психотропам во всех их видах. Пытаются расширить сознание и тому подобное. То есть, это логично ведь? Когда ты пишешь что-то, будь то книга или публицистический очерк, на вопрос нужно смотреть с разных точек зрения, даже, если в голове четко сформирована только одна. Алкоголь изменяет сознание, и этот метод работает. В общем, первую «сухую» неделю я не мог выдавить из себя ни строчки. Зато я во всех подробностях вспоминал вкус вина, виски, рома.

За эту неделю я действительно стал выглядеть несколько лучше, но чувствовать себя – значительно хуже. Я просыпался не в 11, а в 7.45 и, не зная, чем себя занять, пялился в темный потолок. То есть, мой здоровый 8-часовой сон сократился до 5 часов. Я чувствовал себя вялым и никчемным. Да, я не мог заставить себя писать. Но это я, кажется, уже говорил. Алкоголь облегчает общение и заставляет мозг работать, находя новые темы. Единственное, что я понял за первую неделю – спиртное – хороший коммуникатив. Отсутствие его в организме сильно снижает твою социальную адаптивность. Вот. Сказал.

Вторая неделя была самой ужасной. Мне казалось, что пили все вокруг. Все, кроме меня. Даже моя девушка, накручивая в итальянском ресторане пасту на вилку, с радостью выпила два бокала белого. Нет, не подумайте, к белому я всегда относился совершенно спокойно. Ну, то есть, летом, конечно… из запотевшей бутылки… В тот момент я почти ненавидел свою подругу. Мне казалось, что она делает это нарочно, издеваясь надо мной. Все вокруг пили и ели. Ели и пили. Мясо и вино. Мясо и пиво. Мясо и водку. В общем что-то, от чего я сам решил отказаться.

Я сдался в самом начале третьей неделе. У друзей в гостях. Упаднически отрезал себе от бараньей ножки и подумал, что глоток «мерло» погоды не сделает. Скажу сразу, что «мерло» всегда считал банальным водянистым напитком, от употребления которого не испытывал никакого удовольствия. Но тут мой мир окрасился новыми красками! Вот оно – то, чего мне недоставало долгими зимними днями. Вот оно! Вернулось… оно снова во мне. Надо ли говорить, что на одном бокале я, разумеется, не остановился? А на следующий день купил в магазине две бутылки «сэн-эмийон»…

Резюме? Я уже не пытаюсь отрицать, что я алкоголик. То есть, в понимании врачей, я – алкоголик. В понимании себя – нормальный человек. Политика нулевой толерантности в отношении меня не работает. Как не работает она вообще в отношении никого на этом свете. Когда вы просыпаетесь 1 января и пересохшими губами даете себе клятву никогда больше не брать в рот и капли, как долго вы держитесь?

Вино запрещено, но есть четыре «но»:
Смотря кто, с кем, когда и в меру ль пьет вино.
При соблюдении сих четырех условий
Всем здравомыслящим вино разрешено.

Это не я. Это Омар Хайям. Но вы, наверное, и сами догадались.

Предвидя комментарии от ханжей – я не представляю алкогольное лобби; и от «завязавших» – ребята, вам есть, чем гордиться. Вы – герои, я – слабак. Но слабак – абсолютно счастливый.

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More