Стриптизерши на пенсии

Французский фотограф Мари Бароннет (Marie Baronnet) сделала серию фотографий ушедших на покой стриптизерш и танцовщиц бурлеска «The Living Art of Risqué». Они никогда не попадали на обложки глянцевых журналов, но сводили с ума многих мужчин. И даже состарившись, растолстев и покрывшись морщинами, они остались в большей степени женщинами, чем представительницы других профессий. Им от 60 до 95 лет, и за свою жизнь они пережили все: взлеты, падения, наркоманию, одиночество, бедность, все, когда не остается ничего кроме жизни, чтобы ее прожить. И всегда делали это с юмором и изяществом.


Валь Валентайн
Я пришла из балета в бурлеск в 1955 году, сначала в качестве подтанцовки. Мне понравилось. Быть разным человеком в разных городах. Я везде возила с собой детей. Потом открыла магазин белья. Я – королева бурлеска и никогда не крутилась вокруг шеста. Мы контролировали свою жизнь. Мужчины, кастрированные женским эгоизмом приходили посмотреть, как мы танцуем. Я никогда не путалась с ними. Они посылали мне цветы. Я – всегда оставалась сама собой.


Энжел Картер
Я ушла из дома в 16 лет. Отца убили на Второй Мировой, мама работала в цирке и меня растила бабушка. Я хотела стать военной медсестрой. А начала в Body Shop, потом работала в Friars в Вегасе, как экзотическая танцовщица. В этом клубе можно было увидеть Синатру, Сэмми Дэвиса-младшего, Дина Мартина. В старые времена у нас был класс, мы оставляли место для воображения.


Мадам Е
Я начала, как гоу-гоу во Вьетнаме. Я танцевала в Гонолулу, когда моряки приходили посмотреть на нас в увольнительные. Мы для них всегда надевали стринги. Я пробовала себя в бурлеске – не пошло. Я танцевала танец живота. Все свои татуировки я сделала на Гавайях, как и моряки. В 80-е я стала проституткой и наркоманкой. Принимала героин 15 лет. Потом приехала в Монтеррей по программе реабилитации и завязала с наркотиками, а вместе с ними и с проституцией. Я вырастила двух дочерей и теперь работаю в социальной защите детей и женщин, подвергшихся насилию. У меня обнаружили рак груди, сейчас я на ремиссии, но надеюсь, что буду жить.


Делайла Джоунс
Я приехала из Берлина после войны. Мы все танцевали в Паломино. Северная часть и даунтаун Лас-Вегаса были разными мирами. Всего один квартал, а девочки – абсолютно голые. В 60-е важным стали большие сиськи, чем они больше – тем больше денег. Я сохранила свои натуральные. Я была гордая, не показывала ничего бесплатно.


Терри Старр
Я родилась в 1931. Танцевать начала в сорок лет, до этого работала парикмахером. Я танцевала лет 8-9, потом у меня сорвало крышу. Меня избили, я попала в психушку. Я до сих пор многого не могу вспомнить. Но мне нравилось танцевать, я всегда разговаривала с публикой, когда танцевала.


Эллион Несс
В 15 я потеряла работу кассирши, и меня нанял Минский на подтанцовку. Я работала, как сумасшедшая. Шоу, репетиции, день и ночь. У меня был выкидыш. А потом родилась дочь. Были таблетки таблетки. Психоделики, секс, наркотики и рок-н-ролл. Мой муж стал грубым и не позволял мне видеться с ребенком. Десять лет жила бездомной в «Кадиллаке». Мне было очень плохо, пока я не устала от всего этого. Сейчас я консультирую алкоголиков и горжусь этим.


Эйприл Марч
Я разносила сигареты на оклахомском Дэрби. Танцевать начала в 16, сейчас этим можно заниматься только с 21 года. Меня наняли в Далласе, я сказала своим родителям, что стала стриптизершей. Но больше, чем раздеваться, я хотела стать звездой кино. Лили Сен-Сир, Джипси Роуз – они были моим вдохновением. Я вступила в Американскую Гильдию Артистов Варьете, чтобы обезопасить себя. Всеми клубами владела мафия. Я выступала у Минского в «Звезде бурлеска» в Нью-Йорке. Когда девочки в 70-х начали танцевать вокруг шеста, я ушла на пенсию. Мне было 42. Я скучаю по танцам, но не тем, которыми они стали.


Вива Ла Фивер
Я играла в клубе на тенор-саксофоне. А потом уехала из Питсбурга в Сан-Франциско и стала хиппи-бурлеск. Театры были в квартале Мишн. Я работала в Follies сначала в составе группы, потом стала менеджером. Я делала по $1000 в неделю чистыми. Я танцевала стриптиз на военной базе в Мидуэсте. В 1980-м я получила работу в газете. Когда парни спрашивали меня, правда ли это, что я была стриптизершей, я говорила «Да, я была стриптизершей».


Ла Савона
Я эмигрировала из Чехословакии в 1947 году с мужем. Он был военным. Мы познакомились в Праге в кабаре, где я выступала. Переехали в Индианаполис, я родила сына. Мое настоящее имя – Светлана, это придумал мой агент, Трикси Роджерс. Я любила танцевать, но мой отец хотел, чтобы я стала печатником. Меня ничто не могло остановить, особенно, когда мне начали за это платить. Я делала все, балет  – в 15, танцевала в русских фильмах, бродвейских шоу, восточные и экзотические танцы, смешные секс-комедии, была даже модель. Голая или полуобнаженная – не имело значения, никто не мог ко мне прикоснуться, кроме мужа. У меня было много поклонников. Я танцевала до 60 лет, и никто не знал моего возраста.


Лотти «Тело»
Я танцевала стриптиз в Нью-Йорке, а до этого – в Сенегале, Либерии, Лондоне, Париже. Я любила Париж, им там нравятся черные женщины. А потом осела в Детройте. $600 в неделю, у меня было имя и тело. Я четырежды была замужем. Я была очень независимой, мужчины меня боялись. В 62 я бросила танцевать, никто не знал, сколько мне лет. У меня внуки, я не хочу больше показывать свою старую задницу.


Холидей О’Хара
Я выросла на ферме. Была хорошей девочкой, а стала «подружкой байкера». В 68-м я оказалась на улицах Сан-Франциско. Тогда топлесс  было круто, мы никогда не раздевались целиком, оставались в стрингах и были похожи на манекены из магазина. Хардкорные шоу быстро вытеснили бурлеск. Это была революция гоу-гоу, мужикам хотелось плоти. Я уехала в Нью-Йорк, где стала доминатрикс… Занималась сексом по телефону, но никогда не была проституткой. Моим миром не управлял мужской оргазм.


Исис Старр
Когда выбрали Рейгана, я уехала в Европу. Стриптизом там особо не заработаешь, так что я трудилась, как и остальные, на нормальной работе. Когда вернулась в США, продолжила. Здесь мужчины никогда не выказывали женщинам должного уважения, они всегда думали только о собственном удовольствии. Я была из баптистской семьи, не встречалась ни с кем до 17 лет, и забеременела в первый же раз, как занялась сексом. Я стала стриптизершей в 21. Я вижу себя феминисткой, а не жертвой, я делала все это с «широко открытыми глазами». На сцене я – богиня, и пошли они все, если не понимают шуток.


Фанни Анни
В мире я была первой стриптизершей весом 200 кг. Это было ново, и я получала самую высокую возможную зарплату – от $3000 до $4000 в неделю за два выступления за ночь. Меня любили копы и большие парни. У моих родителей была ярмарка, там я научилась танцевать, одеваться, разговаривать с толпой. В 17 я пошла в бурлеск. Это был класс, все по-серьезному, там только перчатки снимали по полчаса. Сейчас это утеряно навсегда. Когда к власти пришел Рейган, его администрация сказала, что каждый муниципалитет сам выбирает уровень моральности, так что клубы начали закрываться, и это одна из причин, почему бурлеск закончился.


Бэмби Джоунс
Когда я была ребенком, мама брала меня с собой на фабрику, и я там танцевала. Это было во времена Депрессии. Мне бросали монетки. Бурлеск – это не секс, он делает секс интересным. Низший класс смотрит на то, что делает высший. В 1928 году в Балтиморе у Хинды Вассау, которая была на подтанцовке, порвался ремень. Публика сошла с ума, так что она повторила это снова и стала звездой. Это был стриптиз. Эррол Флинн на меня запал. Я встречалась с его женой, она была милой, я не захотела крутить с женатым. У меня было трое мужей, и всех я оставила со счастливой улыбкой на лицах.


Киттен Навидад
Я из Сидад Хуарес, и я никогда туда не возвращалась. Я всегда хотела раздеваться, могла все показать, и мне это нравилось. Я стала Мисс Голая Вселенная в 1973, а в 74-м стала звездой. Мужчины таращились на меня на улицах. В 70-е мы мазали волосы на киске тушью, чтобы их казалось больше. Расс Мейер влюбился в меня, я стала его музой. Потом снималась в порно. Мы не использовали кондомы, и ничем не болели, проверялись каждую неделю. Мне нужны были деньги, и я зарабатывала по $2000 в день.


Джудит Стайн
Я из Канады, была пацанкой, работала у отца на ферме. Приехала в Орегон, чтобы изучать искусство, но деньги на образование закончились, и мой друг рассказал мне о гоу-гоу танцовщицах. Как феминистка, я думала, что не смогу этого сделать, но сделала, потому что была хороша и хотела посмотреть мир. Была гоу-гоу на Аляске 3 месяца. Заработала достаточно денег, чтобы купить себе костюмы, оплатить фотографии и заказать музыку. Я танцевала для крепких парней, работавших на газовых трубах, охотников и байкеров. Каждый раз делала разную программу. Мне нравятся маленькие косяки с травой, дружелюбная толпа и когда приходят пары. Однажды в Принстоне я танцевала для бастующих рабочих под музыку из автомобильного громкоговорителя. Я верю в солидарность. Я танцевала с 24 до 40 лет. И была крайне популярна, но когда этот бизнес превратился просто в раздвигание ног, я ушла. Мне нравится делать представления и заставлять людей улыбаться. Даешь сердце, получаешь сердце. Это нормально смотреть на голую женщину. Стриптиз – форма социального исцеления.


Мисс Тони Эллинг
Я работала в телефонной компании, но мне там не нравилось. Я раздевалась за деньги, но у меня не «катило» так, как у белых девочек, и даже латино. Если бы я занялась чем-то другим, возможно, они бы приняли мою «черноту». А я не хотела притворяться. Мой блондинистый парик – был актом протеста, потому что я не могла стать блондинкой. Я была «пионером», я сделала себе имя, но не сделала денег. В Японии ко мне относились по-царски. В Вашингтоне, нашей столице, мне не давали даже сесть за барную стойку. Я не думала, что буду танцевать до 40 лет. Мне 84. Сейчас это кажется благословением.


Камилль 2000
Я приехала из Алабамы, хотела стать артисткой. Моя мама работала в церкви. В 16 я написала первую песню «Nicotine Weed», а они решили, что я сижу на наркотиках. Меня били постоянно, а я всего лишь хотела стать рок-звездой. В 17 вышла замуж, чтобы сбежать из дома. В 18 и 19 родила двух моих сыновей. В 21 пошла работать на ярмарку, в бурлекс-шоу – девочки были похожи на киноактрис, и мне хотелось стать одной из них. Я была высокой и симпатичной. Я путешествовала, я делала все ля того, чтобы стать звездой. У меня был даже свой хореограф. Позже я вступила в актерскую гильдию. Всегда хотела сниматься в кино. Моя мама до сих пор называет их блядями. Моя первая роль была в «Майами: отдел нравов», я играла Вельвет, доминатрикс. Снимаясь, я продолжала танцевать в бурлеске. Мне предлагали сниматься в порно. Я отказалась. Я слишком для этого религиозна. Вот поэтому сегодня я такая бедная.


Дикси Эванс
Моя карьера пошла на взлет, когда я сделала шоу «Мэрилин» в 50-х. У нас был похожий тип тела, вы не можете посмотреть на голую Монро, а на Дикси – можете. Я работала 7 дней в неделю, даже когда сломала кисть. Меня любили, меня хотели, мне слали письма. Моя лучшая подруга была стриптизерша Дженни Ли, мы сделали приют для стриптизерш на козьей ферме в пустыне Хелендейл. В 1990-м Дженни умерла, я и превратила это место в музей Бурлеска. Когда музей закрыли, я переехала в трейлер в Лас Вегас. Как и музыка блюз, я считаю, что стриптиз – истинное американское искусств.

 

Все материалы, размещенные на сайте, являются собственностью журнала Exciter и защищены авторским правом. Перепечатка невозможна без письменного разрешения редакции – [email protected]

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More