Ричард Фейнман – великий физик и тайный художник

feynmanart3

Мы всегда знали, что талантливые люди – талантливы во всем. Ричард Фейнман, Нобелевский лауреат, родоначальник квантовой аэродинамики и один из создателей атомной бомбы (поверьте, он потом очень об этом сожалел), не только написал книгу о своем опыте употребления марихуаны и кетамина  (а так же – вскрывания сейфов) под названием “Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!”, но и был очень талантливым художником. Как оказалось. Книгу его рисунков The Art of Richard P. Feynman: Images by a Curious Character предваряет объяснение самого Фейнмана, который начал свои занятия творчеством в довольно позднем возрасте 44 лет и так увлекся, что не останавливался до самой смерти в 1988 году.

“Я очень хотел научиться рисовать, по причинам, которые я для себя определил, как желание выразить свои эмоции относительно красоты этого мира. Это трудно описать, потому что – это эмоции. Это аналогично ощущениям, какие религия испытывает по отношению к Богу, управляющему всем во вселенной: невозможно внятно выразить свои мысли о том как появились вещи и обрели разные свойства, будучи созданы и подчиняясь той же организации и тем же законам физики. Это – оценка математической красоты природы и того, как она работает изнутри, реализация того феномена, результат которого мы видим во внутренней работе атомов, чувства, насколько это масштабно и прекрасно. Это чувство благоговения – научного благоговения – которое я испытывал, и которое можно передать кому-то, кто чувствует похожее, через рисунок. Я мог бы напомнить ему таким образом, на мгновение, о торжестве вселенной.

feynmanart1

Однажды Фейнман решил продавать свои рисунки по совету друга, который неоднократно говорил ему, что люди настолько преклоняются перед его научными достижениями, что им будет невероятно любопытно посмотреть на ученого, который балуется живописью. Так что он решил взять псевдоним: Ofey.

“Мой друг Дадли Райт предложил ‘Au fait’, что по-французски значит “сделано”. Я записал его как O-f-e-y – так черные называли “белых”. Но, прежде всего, я был белым, так что посчитал это правильным”.

feynmanart7

feynmanart9

feynmanart10

В том же предварительном описании к книге, Фейнман пишет и о разнице между преподавании точных наук и рисунка:

“Я заметил, что учитель не слишком много объясняет (единственное, что он мне говорил – что мой рисунок слишком большой или слишком маленький, относительно листа бумаги). Вместо этого, он пытался вдохновить нас экспериментировать с новыми подходами. Я подумал о том, как мы учим физике: у нас так много техник – так много математических методов – что мы не перестаем говорить студентам, как делать то или другое. С другой стороны, учитель рисования вообще боится сказать тебе что-либо. Если штрих у тебя слишком толстый, учитель не скажет: “Твой штрих слишком толстый”, потому что было множество художников, создававших прекрасные картины жирными штрихами. Учитель не желает подталкивать тебя в каком-то направлении. Так что у учителей рисования проблема коммуникации со студентом о том, как рисовать… это осмос, а не четкие инструкции, тогда как учителя физики всегда учат технике, а не духу того, как решать физические проблемы.”

feynmanart12

feynmanart13

feynmanart16

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More