Мой личный Рагнарёк

1. 90% территории страны не заселено. Поэтому не удивляйтесь, если в городе с населением в 5 тысяч человек на улице ни души. Все норвежцы сидят в своих кукольных домиках и выглядывают из-за занавесок. Первое впечатление – города-призраки. Второе – такое же.

2. Любимое блюдо норвежцев и национальная гордость – клипфиск. Сушеная треска. Главный экспортный продукт. Ее тоннами поставляют в Латинскую Америку, где из нее делают блюдо «бакалау». Попробовать клипфиск так и не удалось. Норвежцы прячут ее от туристов. Поеду в Бразилию…

3. В 1969 году в море около приморской деревни Ставангер нашли нефть. С тех пор Норвегия – третий в мире эскпортер черного золота (если верить норвежским гидам). Бывшая деревня – довольно крупный город. Первая же встреченная нами красотка оказалась питерской девушкой Сашей, живущей там уже пять лет. Второй – ее питерская подруга Марьяна. «Мы очень любим отмечать русские праздники», – сказала Саша. – «Например, первое апреля». Она не шутила.

4. Норвежцы очень любят свою страну. Молочные реки и кисельные берега – это про них. Поэтому они страшно беспокоятся за свою экологию. «Мы очень расстроены, что с вашей территории к нам залетают всякие вредные выбросы», – произнесла гид Кристина, и смахнула с щеки каплю дистилированного дождя. В открытом море, где, казалось бы, нет никаких систем экологического наблюдения, мы бросали за борт окурки. Да, да – нет нам прощения, суки мы и твари. Согласен. Самое удивительное, что тут же по рации норвежцы с берега, до которого было километров 100, попросили ничего не бросать за борт. Очевидно, у них есть специально обученные люди, которые сидят в батискафах и следят за погаными туристами.

5. В Норвегии все очень дорого. Пачка сигарет – $10 долларов. Гамбургер – $10 долларов. Стакан пива (любого) – $10. Ужасного вида свитера (туристический must have) – вообще по $300. Норвежцев это не парит. Ездят все на очень и очень-очень дорогих авто. Одеваются сдержанно, но дорого. Поэтому сливаются с вылизанной до блеска реальностью. В магазины H&M только туристы и заходят.

6. Норвежцам нельзя пить. В крови недостаток фермента, расщепляющего алкоголь. Поэтому пить им не дают. Почти у всех баров отсутствует лицензия на продажу алкоголя. Пивом – хоть залейся. С пива норвежцы тоже убираются в хлам. Они и так не слишком болтливы, а пьяный норвежец почти неотличим от трезвого Гордона или статуи короля Хенрика.

7. Все ночные клубы закрываются в 2:30 ночи. И они именно, что – закрываются. Включается свет, музыка умолкает, и улыбчивая охрана приглашает всех на выход. Словосочетание after-party для норвежца абсолютно непонятно. Покидая клуб, видел девушку, которая вышла из туалета и тут же рухнула лицом об пол. Говорю же – фермента у них не хватает. Наши же, после восьми текил отплясывали, как Волочкова.

8. Норвегия – северная страна, начисто лишенная эротического флера. Мальчики там, по словам той же Саши, могут годами приходить в гости к девочке, краснеть и уходить домой. Все общение сводя к «Привет» и «Ну, я пошел». Норвежские домики столь уютно выглядят, что представить, как кто-то внутри жарко трахается раком – решительно невозможно. Размеренный секс (до 2:30) на мягких перинах, в окружении плюшевых оленят, аккуратно снятых свитеров с оленями, и статуэток троллей – вполне вообразим.

9. Норвежские девушки очень похожи. Солома волос, внушительная грудь, крупная попа, проколотый пупок. Брюшко. Отчего кажется, что девушки положили на свою привлекательность. Возможно – так оно и есть. Учитывая, что жить там особо негде (кругом горы и водопады), плодиться им не с руки.

10. Норвегия – рай для геронтофилов. Средний возраст туристов и отдыхающих в горах – 55 лет. Чинные старички чинно водят своих чинных старушек по горным перевалам. Затем они собираются на обед (булочки, джем и печеный лосось), спят вокруг бассейнов, фотографируют себя на фоне гор («Маргарет, я боюсь высоты!») и уезжают на родину абсолютно счастливыми. В свитерах, с оленьей шкурой подмышкой.

Пожив в любом сколь угодно дорогом и цивилизованом городе, в конце концов (а, в общем, довольно сразу), обнаруживаешь способы существовать дешево и недорого. Осло исключения не представляет. Бутерброд за 30 крон? Зайдите в кебабницу и объештесь за cорок. Или сверните с туристических трасс и найдите магазинчик, где за поллитра чешского Будвайзера попросят доллар, и помните, что чешское пиво отличается от норвежского, как отбивное мясо от творожного сырника. Как пройти? Легко. Осло, упрощенно, имеет форму песочных часов. В верхней части, самой большой, вы оказываетесь по приезду из аэропорта; там пешеходные улицы с большими магазинами по обоим бортам, Королевский дворец и прочие учреждения. Узкая часть – это Старый город.

Больших магазинов там нет, и места для больших магазинов нет, а вот большие цены наличествуют в избытке. Так что идите на юг к чешскому пиву и пригодным, если и не предназначенным, для его распития, скверам. На ночь мосты не разводят. Нам говорит совестливый читатель: «Но где же информация для возрастных категорий, отличных от вашей? Что полезного вы сообщаете, скажем, гражданам преклонных лет, путешествующим на гробовые деньги? Что Осло, по-вашему, похож на цифру восемь?»

Преклонные граждане! Перейдя по мосту в южную часть города,не мучайте себя изнурительным подъемом наверх (перепад между улицами и набережной – метров 50). Посмотрите налево и вы увидите лифт. Воспользуйтесь! Экономия калорий покроет те пять крон, которые вы уплатите черному лифтеру. При этом за поплевывание с верхней площадки денег не потребуют вовсе!

Вот говорят: Норвегия – социализм с румяным лицом. Какой это, уважаемая редакция, социализм, если человеку, который и не помнит, как давно он уже может жениться без согласия родителей, водить автотранспорт, избирать и, боже упаси,быть избранным, бросают в лицо : «Ваш ID, плиз. Хватит ли вам лет для покупки этого крепкого пшеничного пива?».

Мало кто теперь помнит, c какой сильной неприязнью относилось в свое время норвежское население ко всему, что было хоть связано со Швецией. Храня память о годах угнетения, норвежцы сопротивлялись предметам и обычаям соседней страны, высмеивая и пародируя их. Возведение гранитного памятника Александру Невскому в одном из центральных районов Осло ярко характеризует этот период. К счастью, интенсивное развитие железных дорог и изобретение транквилизаторов привело к сильному улучшению отношений между Швецией и Норвегией, которые в настоящее время являются самыми гармоничными на земном шаре. Слабые отголоски забытой вражды можно обнаружить разве что в фольклоре и списке лиц, получивших Нобелевскую премию мира.

Мнение, что помимо выбора нобелевских лауреатов элемент издевательства присутствует также в рецептуре норвежской водки, якобы противопоставленной шведскому Абсолюту: отвратительный вкус против приятного, «чебурашка» против изящной бутылки – список саркастических противопоставлений несложно расширить, нами отвергается.

Мы вовсе не хотим сказать, что бутылочка норвежской водки не вызывает у пьющего ни капли удовольствия. Белая водка – не главное скандинавское спиртное. Что главное? AKVAVIT, иначе называемый жженым вином. Цитируем бумажку, прилагавшуюся к десяти сувенирным бутылочкам скандинавского спиртного из duty-free: «Выражение «жженое вино» встречается в письменности с 1467 года, поначалу означая не напиток, а один из компонентов для приготовления пороха. C добавлением различных специй, аквавит использовался также, как лекарство от любых болезней – в частности, от зубной боли и бубонной чумы. В XVII веке мы узнали от русских вкус водки из зерна, оказавшейся хорошей альтернативой вину. Вскоре процесс дистиляции был освоен всеми, кто имел хотя бы клочок земли». Из дальнейшего те- кста становится понятным, что совершенствование рецептуры в Скандинавии пошло по другому пути, нежели в России. И было направлено не на повышение чистоты, а на улучшение вкусовых качеств напитка, для чего в него в экспериментальном порядке добавлялись самые разные специи и травы. Только с изобретением ректификации спирта (1869 г.) у скандинавов перестали болеть головы поутру. Но перестали ли? Ведь аквавит традиционно запивается… ПИВОМ! С одной стороны – оно понятно – Север, а с другой – миф о том, что в Норвегии круглый год зима, нужно немедленно развенчать. Ну выпадает иногда в июне снег, но это так, издержки – Заполярье, все-таки.

Лучшее время для поездки – с мая по сентябрь. Ночи почти бе- лые: летом Осло – самая солнечная столица Европы, если судить по количеству часов солнцестояния. Случаются по-южному жаркие деньки, и грех не понежиться на прогретых солнцем валунах на берегу Осло-фьорда.

В конце мая открываются террасы в кафе и ресторанах, начинается туристический сезон. В это время номер в гостинице следует бронировать заранее, если вы не собираетесь ночевать в палатке под открытым небом в предместьях Осло, где 23 июня, в Иванов день, горожане по традиции устраивают фейерверки, жгут костры и водят хороводы. Самое важное культурное событие в середине июня – рок-фестиваль Norwegian Wood во Фрогнер-парке. Там же, кстати, находится и парк скульптур, которые так любят посещать туристы. Барышни, например, замирают, закинув голову вверх, и страшно краснеют, потому что один из шедевров скульптора Вигеля больше всего напоминает взметнувшийся на высоту небоскреба член, целиком состоящий из обнаженных человеческих тел.

В первой половине июля норвежцы разъезжаются на каникулы, и на их место приезжают толпы туристов-меломанов. Здесь, помимо джазовых и рок-фестивалей проводят одни из лучших трансовых вечеринок в мире. Чтобы не упасть в обморок от уровня цен прямо в аэропорту, лучше заранее морально приготовиться.В большинстве случаев за приличный номер на двоих в трехзвездочном отеле придется отдать $100-200. Отправляясь на обед в ресторан, рассчитывайте приблизительно на $50 с человека (без напитков). В первоклассном ресторане приго- товьтесь оставить как минимум $80. Эта сумма может удвоиться и даже утроиться, если соблазнитесь норвежскими морепродуктами. Самая дешевая еда в магазинчиках сетей Narvesen и Seven/Eleven.

Норвежцы утверждают, что причины столь высокого уровня цен в их стране отчасти географические. Простой огурец стоит тут так дорого (от $5 за кг), потому что, чтобы его вырастить, государству вкупе с местными фермерами надо потратить куда больше денег, чем странам-соседям. И дело не только в суровом северном климате и не слишком плодородной почве: хотя бы для того, чтобы довезти партию огурцов с фермы в магазин, надо проложить дорогу, прорубить в скале тоннель и перекинуть мосты через пару фьордов. Собственно, именно этим норвежцы и занимаются, потому что:

а) у них почти год – Полярная ночь,

б) есть Кап Норд – известное на весь мир место самоубийц и созерцаний (говорят, однажды Кнут Гамсун, приехав туда летом отдохнуть, засмотрелся на чайку, которая, борясь с ветром, парила практически не двигаясь с места, а когда бросил взгляд на часы, оказалось, что он просидел недвижно 6 часов),

в) всего один всемирно заслуженный композитор Григ, два писателя – Ибсен с Гамсуном, и художник – Эдвард Мунк, известный человечеству всего одной картиной – «Крик» (если не поняли о чем я, посмотрите в интернете, и сразу вспомните),

г) в конце концов, Рагнарёк должен случится именно здесь.

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More