Радужное кино, или зачем нужны фильмы о геях

Gay – это аббревиатура, которая расшифровывается как «good as you» – такой же как и ты, имеющий право на реализацию своих способностей в этом мире. Он не хуже и не лучше тебя. Он просто другой. Так предлагают продвинутые специалисты по квир-исследованиям объяснять феномен, который мы привыкли называть «сексуальные меньшинства». Ещё специалисты сетуют на то, что общество пока не доросло до адекватного восприятия тех, чей добровольный выбор сексуальных предпочтений не вписывается в представления о норме, поэтому его необходимо воспитывать.

На сегодняшний день кинематограф, держа руку на пульсе, накопил немалый багаж работ, затрагивающих темы секс-меньшинств. Но какой посыл несут ленты, рассказывающие о горестях и радостях людей, выбравших символом своей непохожести радугу? Проясняют или затуманивают, помогают разрушить стереотипы или культивируют мифы, связанные с чьей-то интимной жизнью?

«Ребята, а вы уже стали геями? Это же так модно!» – эти слова вернувшейся из научной стажировки в США квир-исследовательницей, адресованные двум преподавателям-мужчинам, вспоминаются при просмотре нашумевшей «Горбатой горы» (Brokeback Mountain) (США, Канада, 2005, реж. Энг Ли) – экранизации одноимённого рассказа Энни Пру. Конечно, перед нами разворачивается драма с грустным финалом – двое мужчин, живущих в провинции, не могут быть вместе из-за косности местных нравов.
Бесспорно, ногами по лицу или отрезание гениталий за то, что ты не такой как все, – это очень и очень плохо. Но приторная, давайте смотреть правде в глаза, внешность выбранных на роли двух геев Хита Леджера и Джейка Джилленхола настораживает: «Обязательно ли киношным гомосексуалистам быть похожими на куклу Кена?» Неужели подбирались актёры с тайным умыслом – добиться максимального сочувствия зрителей? Кроме того, актёрскому дуэту удалось изобразить страсть, именно страсть – на уровне телесного наслаждения, а никак не духовную близость. Хотя из фильма были вырезаны сцены с обнажёнкой, акцент на погоне только за телесным удовольствием никак не вызывает желания сочувствовать героям, вынужденным скрывать свои желания не просто от страха непонимания со стороны окружающих, а рискуя быть зверски убитыми. Живописные пейзажи, на фоне которых происходят встречи героев, только усугубляют ситуацию, превращая слоган фильма «Любовь – это сила природы», едва ли не в девиз животного секса. В результате – впечатление, что Энг Ли хотел снять искреннее и человечное, но недоговорил, поэтому фильм кажется попыткой поэтизации если не патологического, то предельно порочного состояния, которое искоренять уже поздно, поэтому надо оправдать в глазах широких масс.

Из перечня фильмов, посвящённых представителям секс-меньшинств в мире творчества, привлекает внимание «Пока не наступит ночь» (Before Night Falls) (США, 2000, реж. Джулиан Шнабель) – экранизация книги воспоминаний кубинского поэта, драматурга, прозаика Рейнальда Аренаса – революционера, гея, страдальца. Тягуче-размеренное повествование о кубинском гении, чьи сексуальные пристрастия не соответствуют пафосу революционного духа Кубы, поэтому должны быть устранены. Убедительная игра Хавьера Бардема, а так же эпизодические, но необычайно яркие появления в кадре Джонни Деппа не оставляют сомнений ни в таланте актёров, ни в отсутствии у них страха испортить карьеру привязкой к таким неоднозначным героям. К тому же у Бардема удался образ, стоящий далеко от стереотипов гея, как женоподобного существа, или как человека, который стал геем, перенеся в детстве жесточайшую психотравму. Мужественность и нежность – вполне сочетаемые свойства, а отказ играть в политические игры и неприятие общественных норм может сделать изгоем любого человека, что выводит драму жизни Аренаса на новый уровень, делая её близкой и понятной многим. «Всё, что я написал – это мусор, я отрекаюсь от гомосексуальной ориентации. Свет революции превратил меня в настоящего мужчину», – так пишет главный герой, чтобы выйти из кубинской тюрьмы и уехать в США, пока не зная, что и там он будет чужим. Почти эпическая кинолента, способная достучаться до зрителя, с одной оговоркой – не хотелось бы сводить кинообраз жизни тех самых сексменьшинств к постоянным страданиям и лишениям, отчего фильм получился с явным привкусом горчинки.

Аналогичная горчинка прячется под толстым слоем сахарной пудры в существенно переделанной экранизации романа Патрика Маккейба с аналогичным названием «Завтрак на Плутоне» (Breakfast on Pluto) (Великобритания, Ирландия, 2005, реж. Нил Джордан). Гипнотической красоты пластичность и мастерство перевоплощения явил зрителю Киллиан Мерфи, сыграв трансвестита Патрика Брэйдена, чьи поиски себя вплетаются в сложный социальный контекст и демонстрируют неравнодушие героя к проблемам окружающего его мира. Пикантности сюжету добавляет сан священника родного отца Брэйдена, всепоглощающая доброта которого в исполнении Лайма Нисона, добавляет ещё и патоку идиллического поведения человека в рясе. Помимо всего этого, фильм – это аллюзия к повести Вольтера «Кандид» – едкой сатире на утверждение Блёза Паскаля «Всё к лучшему в этом лучшем из миров». Поэтому сложно назвать фильм рассчитанным на широкую аудиторию.
Ещё одна интересная деталь, указывающая на едва ли не элитарность потенциального зрителя – малиновки, периодически появляющиеся по ходу сюжета, цитируют Оскара Уайльда, известного своим пристрастием к мужскому вниманию и приговорённому за это к 2 годам каторжных работ. Как результат – проблема неприятия обществом героя и остросоциальные вопросы, попросту теряются в карнавальной мишуре образа трансвестита, фонтанирующего неуместным оптимизмом и жизнелюбием. В общем, посторонним вход запрещён.

Ещё больше карнавальности в фильме «Парад» (Parada) (Словения, Македония, Хорватия, Сербия, Черногория, 2011, реж. Срджан Драгоевич). Приз зрительских симпатий Берлинского кинофестиваля в 2012 г. достался фильму не за пёструю обёртку, а за драматическое, местами даже жестокое повествование о предыстории проведения гей-парада в Белграде в 2010 году. Чтобы геи, лесбиянки, трансвеститы прошлись по центру сербской столицы, должна была пролиться кровь, а сын – отказаться от отца. Создатели фильма решили не зацикливаться на правдоподобии героев, поэтому узколобые головорезы с широкими цепями на шеях, глупая, но добрая блондинка, жеманный, но целеустремлённый гей-организатор первоклассных свадеб, его добродушный друг, бездумный скинхэд – обезоруживают своей шаблонностью. Но серьёзность поднятых тем и чёткая расстановка акцентов дают понять, что жизнь человека, независимо от его половой принадлежности и сексуальной ориентации, полна как светлыми, так и мрачными событиями, а за своё право быть счастливым можно и нужно бороться. В итоге, фильм можно и нужно смотреть тем, кто действительно неравнодушен к тому, что происходит дальше его носа.

Площадным балаганом выглядит очередной альмодоваровский полупристойный сумбрур – фильм «Дурное воспитание» (La mala educación) (Испания, 2004, реж. Педро Альмодовар), открывавший Каннский кинофестиваль в 2004 году, на котором автор попросил воспринимать эту ленту как исповедь. С одной стороны жизнь трансвеститов и геев показана так, словно они обращают на себя не большее внимание, чем лопоухие или заики, и к их присутствию в повседневности привыкать нет необходимости, потому что они там уже обосновались всерьёз и надолго. С другой – один из животрепещущих для психологов, социологов, культурологов вопрос о причинах возникновения тяги к смене пола или однополым предпочтениям, объясняемый как сумма психологических и социальных факторов, сводится у Альмодовара к детским психотравмам. Под влиянием такого взгляда на проблему возникает крамольное желание относиться к людям, отстаивающим право на однополые отношения не серьёзнее, чем к тем, кто доказывает, что контактировал с НЛО или снежным человеком. Но всё это меркнет на фоне образов, мимики, костюмов и декораций, способных тягаться в роскоши разве что с китайским цирком. Если чему и может научить этот крышесносный фильм, то только толерантному отношению к сексуальным меньшинствам, хотя, это уже много.

И еще одна экранизация – на сей раз одноимённой пьесы 19-летнего Райнера Вернера Фасбиндера «Капли дождя на раскалённых скалах» (Gouttes d’eau sur pierres brûlantes) (Франция, 1999, реж. Франсуа Озон): гедонически-эстетический апофеоз чувственности, красоты, любви и смерти. Кино показывает жизнь гомосексуальной пары не просто с учётом ощутимой разницы в возрасте между партнёрами, а в интересном ракурсе: он прекрасно иллюстрирует интересующее учёных стремление однополых пар создавать и поддерживать семьи, ни в чём не уступая гетеросексуалам. Но в фильме есть одно грандиознейшее «но», перечёркивающее всё трезвомыслие сюжетной реальности – чудовищный разрыв между прекраснейшей формой и ужасающим содержанием. Правдоподобная эмоциональная насыщенность даёт возможность вчувствоваться в происходящее на экране. А происходящее – это бывшая подруга Леопольда, которая раньше была другом, с визита которой начинается повальная истерия, финалом которой становится не скандал и не драка, а коллективный танец всех героев, и остаётся гадать, то ли это индийская мелодрама, то ли французская шизофрения. Страдания здесь естественны, счастье – необязательно, а смерть – прекрасна. Поэтому ну никак нельзя советовать этот фильм подрастающему поколению с неустановившейся ценностной шкалой, для которых мир режиссёрских аллегорий и образов может показаться притягательным.

Наоборот, есть чему учиться у фильма «Морис» (Maurice) (Великобритания, 1987, реж. Джеймс Айвори) – экранизации романа Эдварда Форстера, за основу сюжета которого взят факт юношеской влюблённости автора в своего однокурсника. И исполнитель главной роли Джеймс Уилби и Хью Грант, сыгравший тот самый объект обожания, стали обладателями приза Венецианского кинофестиваля за лучшую мужскую роль в фильме о юношах в предельно жёстких условиях Англии начала ХХ века. Чувство, возникшее из дружбы между двумя студентами, один из которых решил для себя, что эта близость была ошибкой молодости, и стал добропорядочным семьянином, а второй остался верным своим желаниям. Отношения обусловленные откровенным страхом всеобщего порицания и лишения свободы, сила давления государства и общественного мнения на тех, чей склад ума или стиль жизни, или вероисповедание, или сексуальные предпочтения не такие, как у всех. Детально воссозданная повседневность и нравы тех времён служат живым и увлекательным обрамлением для сюжета, по ходу которого прессинг души и тела с целью подгонки человека под стандарт гражданина, семьянина, студента, сына, демонстрируется во всей красе. Поэтому фильм можно смотреть не только с целью извлечения из особей женского пола томных вздохов при виде молодого Хью Гранта, но и в качестве пищи для размышлений.

Ещё больше пищи для ума даёт многократно титулована кинолента «Небесные создания» (Heavenly Creatures) (Новая Зеландия, Германия, 1994, реж. Питер Джексон), снятая по мотивам реальных событий, произошедших всё в той же Англии, но уже в 1954 г. «Охота на ведьм» – так можно охарактеризовать происходящее в тонко воссозданной атмосфере эпохи. В нежной дружбе двух девочек (запоминающаяся игра юных Мелани Лински и Кэйт Уинслет) родители усматривают лесбийские отношения, и решают, что эту дружбу надо прекратить, но девочки осмеливаются на убийство матери одной из них, считая ту самой большой помехой. Да, страх родителей по поводу того, что их дети становятся «какими-то не такими» понятен. Но хочется пожелать им всем, а заодно и нам, не забывать, что образованными, опытными и развращёнными, мы становимся в процессе жизни. Поэтому там, где ребёнок искренен, взрослый может усмотреть порочность – девочки в том возрасте, когда нет опыта отношений с противоположным полом, попросту не видят разницы между любовью как тёплой привязанностью к подружке, и любовью, как влечением к мужчине. В связи с чем, смотреть фильм надо, чтобы увидеть, как выглядят со стороны поиски чёрной кошки в чёрной комнате, если её там нет.

В общем, фильмы, на фоне гей-парадов и маршей против их проведения, разрешений и запретов однополых браков, дают понять, что «радужные люди» не нуждаются в доказательстве или оспаривании их существования – они просто есть.

ЧТО ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

“Присцилла – королева пустыни” (The Adventures Of Priscilla, Queen Of The Desert,  1994, реж. Стивен Эллиот)
в ролях: Хьюго Уивинг, Гай Пирс, Терренс Стамп 

  

“Керель” (Querelle, 1982, реж. Райнер Мария Фассбиндер)
в ролях: Жан Маро, Франко Неро

“Парни не плачут” (Boys Don’t Cry, 1999, реж. Кимберли Пирс)
в ролях: Хилари Суонк, Хлоэ Совиньи

“Мой личный штат Айдахо” (My Own Private Idaho, 1991, реж. Гас Ван Сент)
в ролях: Кеану Ривз, Ривер Феникс, Джеймс Русо, Удо Кир

“Склонность” (Bent, 1997, реж. Шон Матиас)
в ролях: Клайв Оуэн, Иен МакКиллан, Мик Джаггер

“Одинокий мужчина” (Single Man, 2009, реж. Том Форд)
в ролях: Колин Фёрт, Джуллиана Мур

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More