Неистовая Кортни Лав. Откровенное интервью

Кортни Лав, вдова лидера группы Nirvana, из тех звезд, которых можно спрашивать абсолютно обо всем. Единственными пунктами в списке запрещенного – его присылают заранее – это вопросы о покойном муже Курте Кобейне и об их общей дочери.

Сколько пластических операций ты сделала?
Не так много, как все думают. Вот нос подправила – он у меня был сломан. И все. Потому что дальше этого уже начинается территория Майкла Джексона, а меня уж от этого увольте, спасибо.
Увеличила губы, а потом снова их уменьшила! И парень сказал, что выскоблил мне силикон полностью, по ощущениям так и есть. Но да, было дело. Я тогда пришла к стоматологу исправлять зубы, а по соседству как раз работал дерматолог. Я после зубного наркоза была под кайфом, так что все говорила ему: «Давай, накачивай! Еще!» Он и накачивал. Так что я стала похожа на куклу из секс-шопа. Лица нет – одни сумасшедшего размера губы. Я когда себя увидела, то просто поверить не могла. Так что, легла под нож к пластическому хирургу, чтобы он все это безобразие убрал. Силикон или коллаген – не знаю, что там во мне было. Жутко было! Выскоблил! Он именно так и сказал! Так что больше я никогда не сделаю себе ни одной пластики.

Собираешься еще сниматься в кино?
Ну, я, честно сказать, сглупила, решив не становиться кинозвездой. Я легко могла бы совмещать одно с другим – музыку и съемки – и в обоих случаях достигла бы успеха, но я решила целиком посвятить себя року. Проблема в том, что на меня почти нельзя положиться. Чтобы меня нанять на работу нужно иметь стальные яйца.
Был случай, когда мы снимали «Народ против Ларри Флинта» – Милош всех парней поставил на уши, чтобы они за мной следили и контролировали, чтобы я не сорвалась и не удолбалась чем-нибудь. Но Роберт (Дауни-мл. – прим. ред.) показал мне, как проносить на съемочную площадку дурь. Хах… Он потом отсидел за это пару недель в окружной тюрьме. Но мы стали лучшими друзьями, и дети наши дружат, у нас один и тот же агент и пресс-секретарь. И, если он мне предложит вернуться на площадку, я пойду. Уверена, что у меня получится. А пока я сама наняла нового менеджера, посмотрим, что будет.

Где больше всего воров и мошенников, как думаешь, в кино­– или в звукозаписывающей индустрии?
В рекорд-бизнесе все, конечно же, значительно хуже. Черт! Приходи и забирай! Когда это звезд кино обчищали до нитки? Никогда! А Леонарда Коэна его менеджер «обула» на $17 миллионов, и он, бедняга, в 76 лет вынужден был отправиться в мировое турне, оставшись без копейки денег! Такого в киноиндустрии не могло бы случиться. Индустрия музыки очень сексистская, совершенно нерегулируемая и очень жестокая.

Ты когда-нибудь профессионально занималась вокалом?
Да я и сейчас беру уроки. Но постоянного преподавателя у меня нет, так что тут – как повезет. Если ты нанимаешь учителя по вокалу, то в итоге получаешь ебанутого хиппи, от которого потом невозможно избавиться. На одного действительно хорошего, приходится пять полных придурков. Они, как и все женщины-хиппи, совершенно не понимают, что делают, не знают, как поставить тебе голос и вообще разобраться, что вокруг происходит. Они на меня или давят, или боятся меня до одури, или еще что-нибудь в этом духе. Выходит просто пустая трата времени. А я привыкла уважать свои вокальные данные…

Песня REM «Revolution» правда посвящена тебе?
Я знаю, что «Country Feedback» и «Crush With Eyeliner» действительно обо мне. Там есть такие строчки: «We’ve been through fake-a-breakdown / Self hurt / Plastics, collections / Self help, self pain / EST, psychics, fuck all» («Мы прошли через расставанья / Самоистязания / Пластические операции, коллекции / Сами помогали себе, сами причиняли себе боль / Электрошоком, шизофренией, еблю») Майкл (Стайпс, фронтмен группы REM – прим. ред.) сказал, что это обо мне. А какие слова в «Revolution»? «Она старается выглядеть, как девочка-панк /  Но все вокруг знают, что она плохая актриса»… Нет! Майкл бы такое обо мне никогда не написал! Он – один из луших моих друзей. Мы пару недель назад высосали с ним несколько бутылок вина. Розового. Он – чудный, чудный парень, невероятно отзывчивый.

А что по поводу тебя и венесуэльского президента Уго Чавеса? Столько слухов ходило
О да, Чавес на меня конкретно запал. Нет, серьезно! Он мне цветы посылал. Я вас не дурю. Я познакомилась с ним на съемкмх фильма Оливера Стоуна «Юг границы». Это о Чавесе, Киршнере (президент Аргентины – прим. ред.) и Луле Да Сильва (президент Бразилии – прим. ред.). Их всех Стоун называет «Божьими Столпами». Оливер посадил меня в первый ряд, на мне было такое, знаете, красное платье, очень короткое. Чавес вообще не знал, кто я такая. Его помощник – голубой такой паренек – подошел и представил меня Чавесу, а я сказала: «El Contovercial!». Он меня чмокнул и говорит: «Я люблю Америку! Я поцеловал девушку из рок-н-ролльной группы!» Мы немного поговорили о Каракасе и всем таком. Посылал мне цветы и говорил журналу Playboy, что даст им интервью только при условии, что в журнале буду я. А на самом деле, он был просто маленький толстячок.

Самая сумасшедшая вещь, что ты делала в жизни?
Самым хреновым был героин. К сожалению, это было очень de rigueur (сурово – фр.). Я не думала в то время, насколько это опасно, потому что меня буквально вынуждали употреблять его. Если вы спросите кого-нибудь из тех, кто был в Лос-Анджелесе в 85–86-м годах – у тех же Hot Chili Peppers, например – вам ответят, что, если ты делал это, то был крут. Ужасно долбанутая социальная общность. Я однажды попробовала в Лондоне, и это был лучший героин, что я когда-либо юзала.  Я тогда решила, что никогда-никогда в жизни не буду снова покупать здесь гердос. Героин в Англии намного чище, и это пугает. Если говорить честно, то Лондон – это вообще такое наркотическое гетто. В Америке вокруг наркотиков больше гламура, это целая джаз-культура. К счастью, все это постепенно заканчивается, потому что дети попадают в реабилитационные центры, предпочтя опиатам ОксиКонтин.

Кто твой любимый автор песен?
Леонард Коэн. Он лучше, чем я. А я такое не о многих могу сказать. (Смеется). Я, на самом деле, серьезно. Мы с ним пели «You Have Loved Enough» в Брикстоне. Мне понравилось. Все-таки что-то, кроме «Hallelujah»! Но Леонард – лучший. Куда я без Леонарда?! Еще мне нравятся PJ Harvey, Bright Eyes, Бонни Принс Билли, Уилко и Люсинда Уильямс. Как-то так.

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More