Хью Лори: альтер-эго Доктора Хауса

Хью Лори (Hugh Laurie) – потрясающий актер с искрометным чувством юмора, который, в свое время, и не намеревался им быть. Иначе зачем бы он поступил на факультет антропологии в Кембридже? Но ведь дело не в том, кем ты хотел стать, а в том, кем стал. И не особо теперь уже важно, что он действительно не любит Голливуд, хотя последние годы, из-за постоянной занятости в съемках “Доктора Хауса” живет в Америке, где его не радует абсолютно ничего, даже 2 “Золотых Глобуса”. Лори – англичанин до мозга костей. Чтобы совсем не впасть в про-американскую депрессию, доктор Лори решил осуществить мечту своей молодости. И записал блюзовый альбом под названием “Let Them Talk”.

Хаус стал поворотной точкой в вашей карьере. Почему вы согласились на эту роль?

Когда у меня было прослушивание, я думал, что это не затянется дольше, чем на пару недель. Кто бы мог вообразить, что пройдет семь лет, а мы все еще будем все там же. С другой стороны – это прекрасный сценарий и потрясающая роль. Мне безумно нравится мой доктор: умный, забавный, и с возможностью выразить все свои эмоции разными способами. Иногда остроумно, драматически, смешно, иногда просто по-клоунски. Это оригинально, и я понимаю его характер.

Будут еще сезоны?

Кто знает… Это вполне возможно. Или, может быть, нет.

А вы бы хотели продолжить?

Не знаю. Я и так занимаюсь этим чертовски много времени, это уже стало похоже на сумасшествие…

Устали от Хауса?

Иногда я устаю, но не от роли. Ведь многое зависит от сценаристов, продюсеров. Со своей стороны, я не заглядываю дольше, чем на 10 минут вперед.

Скажите, а загадочный член команды под номером “13” вернется?

Да, в 7 сезоне. Не могу сказать вам как. Это будет неожиданно.

Как вам удается так мастерски воспроизводить американский акцент?

Честно? У меня нет специальной какой-то техники. Это в чистом виде практика. Есть, правда, слова, которые я не могу произнести. Например “murder” или “girlfriend”. Слишком много “r”. Я нанял репетитора… минут на 20. Совершенно бесполезное занятие. Я не должен, конечно, этого говорить, но это ужасно досаждает людям в Голливуде. А я вот совсем не уверен в действенности этого метода. Никогда не учился актерскому мастерству. Иногда я чувствую себя виноватым: у меня ведь есть своего рода ноухау. Но я знаю только одно наверняка, невозможно научить актера говорить.

Вы перенесли какие-то черты своего характера в Хауса?

Кое-что похожее есть, но Хаус, больше похож на своего создателя, Дэвида Шора – он очень циничен, чрезмерно рационален и крайне скептичен насчет всего, что касается чувств.

Успех новых серий Хауса создал что-то вроде тренда на плохое настроение?

Сериал нельзя рассматривать, как тренд, однако многие пытаются копировать своего любимого героя.

Почему, как вы думаете публика влюбилась в такого антигероя-мизантропа?

Мы же не можем полюбить абсолютное зло. Кто-то должен быть духовным и милым. Плохие мальчики без шарма – непривлекательны, Хаус, на контрасте – озорной, честный, ну, большую часть времени, он превосходный врач, спасает жизни, он умный, в конце концов…

То есть, Хаус – это микс Шерлока Холмса, Чарльза Буковски и Лакана?

Во многом Дэвид Шор основывался на характере Шерлока Холмса, но теперь сериал пишет дюжина людей, так что отсылок стало гораздо больше. Я? Нет, я не пишу сценарий. Знаю только, что сэр Артур Конан Дойл изучал медицину. А за основу характера своего детектива, взял врача из своего времени –  Джозеффа Белла. Так что Хаус как бы замыкает круг. У него непреодолимое желание разгадывать загадки. Не важно – кроссворд это, или судоку. Загадки везде. Так что, по факту, человеческие жизни – вторичны. Отсюда и хрупкость его положения.

Может быть, к этому вынуждает общество?

Нет, просто лицемерие необходимо. Оно, как смазка между деталями. Вежливость – тоже форма лицемерия, но в нем есть смысл. Это как знак уважения.

Вы, вроде бы, восхищаетесь миром медицины и науки?

Да, мой отец был доктором и я тоже хотел им стать. На самом деле, пока я играл Хауса, уже мог бы стать врачом. Семь лет на медицинскую степень. А в науке меня интересует знание человека. Люди восхитительны. Врач, человек, который может соприкасаться с людьми и, иногда, изучать их.

Вы ведь изучали антропологию?

Эээ… нет. На самом деле я поступил в университет, чтобы продолжать заниматься греблей.

Вы играете на музыкальных инструментах, а еще занимаетесь гребей, боксом, гоняете на мотоцикле… Какова же ваша настоящая страсть?

Музыка. Я уже слишком стар для спорта. Я только закончил запись альбома, и вот это настоящая моя страсть. Она меня интересовала с самой юности, и я начал учиться играть на инструментах (пианино, гитара, ударные), потому что мне просто нравился звук, который рождался в моих руках.

Кто из музыкантов вас вдохновляет?

Могу назвать вам сотни имен! У меня нет топ-5 любимых. Много джаза, блюза. соула. Все, что я записал – лишь малая часть популярных блюзовых песен. Быть в студии вместе с музыкантами – это возбуждающий опыт. Я никогда не хотел завязать с актерской карьерой, но я не навижу, когда меня фотографируют, мне не нравится позировать, бесит, когда меня снимают на улице.

Так зачем же вы согласились работать на FOX, если не хотели быть узнаваемым?

Когда я стал актером, не было цифровых камер, телефонов со встроенными камерами… Это новый феномен. И это в корне поменяло идею личного пространства. Вас снимают постоянно. Стало нормой, что люди вечно находятся под прицелом объектива. Ненавижу это.

Вы пользуетесь Facebook или Twitter?

Я нет, мои дети – да… Мне кажется странным, что люди сообщают всему миру, что они счастливы или несчастны. До Интернета они не делали такого. Не могли. А это отже самое, что встать посреди бара и заорать: “Я счастлив!” Просто не у кого смелости не хватит. В любом случае, действительно ли они от этого счастливы?

Вы не верите, что люди бывают счастливы?

Сомневаюсь. Никогда не знал, что это такое, и не думаю, что в этом смысл жизни.

Стать актером суперхитового сериала не сделало вас счастливым?

Опасный вопрос. Если я скажу нет, это прозвучит очень неблагодарно, и люди скажут “ему чертовски повезло, а он еще жалуется”, я это понимаю.

А жизнь в Лос-Анджелесе?

Я и не видел Лос-Анджелес. Это редкость для меня вот так сидеть в ресторане в 3 часа дня. Каждый день я на студии, дневного света не вижу. Эл-Эй – это место моей работы. Я просыпаюсь в 5 утра, добираюсь до студии на мотоцикле, работаю по 14 часов в день, после чего мгновенно засыпаю.

Чувствуете себя здесь одиноким?

Очень. Возможно, я бы и так чувствовал себя одиноким где угодно, но Лос-Анджелес прямо-таки для этого создан. Жить в одиночестве просто, делать вещи, которые никто не видит. К тому же моя семья разбросана по двум континентам: двое моих детей в университете, один еще ходит в школу, а моя жена мотается туда и обратно через океан.

Правда, что вы самый высокооплачиваемый актер сериалов?

Не знаю, но я счастлив, что могу оплачивать свои счета, помогать семье. Но я не делаю ничего из того, что не делал раньше. Не покупаю дорогую одежду, например. У меня нет стиля. Только джинсы и мотоциклетные ботинки. Для съемок я надеваю сникерсы или кроссовки, потому что мне нравится образ человека, который носит это, но при этом ходит с палочкой и не может бегать.

Вы, кажется, стали похожи на Клинта Иствуда?

Ага, за много-много миль похож! Когда они решали, кто должен играть отца Хауса, я попросил их позвонить Клинту. А он сказал: “Спасибо, но я только что приступил к съемкам”. Я просто подумал, что это было бы круто. Я его большой поклонник. У него есть достоинство, мощь, замешанные на деликатности.

Что будете делать после Хауса?

В идеале, заимусь музыкой. Даже, если миру это больше не нужно. Как не нужны, например, джинсы или Вуди Аллен. Это же не правда. Прочитать все написанное и переслушать всю музыку в мире займет 10 000 лет. Так что, с медицинской точки зрения, на это есть минимальные шансы. Кому-то это точно понадобится.

 

{youtube}x9HnaL1S7pM{/youtube}

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More