Гильермо дель Торро о том, как нужно и не нужно снимать фильмы для детей

Гильермо дель Торро снял несколько действительно крутых фильмов последних десяти лет, или около того, среди которых “Лабиринт Фавна” и “Хэллбой”, но помимо этого, он продюсирует и анимационные картины для детей, вроде “Кунг-Фу Панды” и, разумеется, вышедшей недавно на экраны ленты “Хранители снов”. И именно он объяснил нам, почему истории для детей должны быть мрачными. Потому что “дети все невротики”.

Какую основную ошибку допускают люди, рассказывая истории о детях, или для детей?
Думаю, что это – недостаток мрачности в истории. Множество людей считают, что истории в детском кино должны быть радостными “с солнышком и облачками”. А на самом деле, в истории должен быть элемент тьмы. В случае “Кунг-Фу Панды 2” мы остановились на психованном злодее-социопате. В случае “Хранителей снов”, эту роль выполняет Питч – невероятно сложный и загруженный персонаж, который пытается контролировать твои страхи. В случае “Кота в сапогах” таким героем стал Шалтай, который смог измениться, и в финале стать хорошим. Он был невероятным невротиком.
Люди просто не знают, что у всех детей есть эти стороны характера. Дети – невротики, детям приходится мириться с собственными страхами, дети постоянно сталкиваются с враждебной действительностью, исходящей от взрослых, их окружающих, и от других детей, и знаете, фильмы должны их научить признавать это и создавать некую фабулу, чтобы помочь им справиться со всеми этими вещами.

То есть, в детских фильмах должны быть самые лучшие злодей?
Я бы ответил, что не знаю. Хичкок как-то сказал “Чем лучше злодей, тем лучше фильм”. И плохие парни у Хичкока по-настоящему потрясающие. У Джеймса Бонда – злодеи просто фантастические. Да и фильмы о супергероях не были бы такими хорошими, не будь в них плохих парней.

В чем разница между фильмами о монстрах и страшными сказками?
Это очень-очень тонкая разница. Думаю, что все страшилки пришли именно из сказок. У них много общего. Разница очень тональна. Знаете, сказки содержат элементы магии и фантазии, а страшилки содержат гораздо больше, знаете, такого экзистенциального ощущения – вроде постоянно нагнетаемого ужаса. Так что, по сути, это похожие мелодии, просто сыгранные в разных ключах.

А есть лимит того, насколько мрачными должны быть истории для детей? И думаете ли вы, что анимационные фильмы ближе к классическим детским книгам, чем рисованные мультфильмы?
Один из величайших мастеров детской литературы, парень, который точно знает насколько темен этот мир – разумеется, Роальд Даль. У него есть очень жесткие пассажи в “БДВ”,  и он очень-очень мрачен и жесток в “Ведьмах”. Ну, и так далее, и тому подобное. Он очень многих детишек напугал. Но стоит пересечь тонкую линию, и детская литература перестает быть детской – она становится сказками для взрослых. Сказками, которые нравятся взрослым. Такого очень много, кстати, в восточных культурах. Как, например, в “1000 и 1 ночи”. И люди еще забывают о том, что, когда братья Гримм собирали истории, эти истории были для взрослых. Люди думают: “Да это ж детские сказки”. Но вначале все было иначе. Их рассказывали взрослым, для развлечения. Но ответ – да, они слишком мрачные.
И это была одна из проблем с “Хранителями снов”. Мы хотели сохранить баланс времен. Чтобы было и весело, и вызывало дрожь одновременно.

Как вы попали в этот проект? Что вас привлекло?
Я был креативным консультантом в “Кунг-фу Панде” и “Мегамозге”, а так же продюсировал “Кота в сапогах”. Мне очень нравятся повествования, как режиссер, я люблю хоррор – но как продюсер, мне нравится быть вовлеченным во все виды и типы историй. Я снимал социальные драмы в Мексике и Латинской Америке. И продюсирую эти анимированные фильмы в других странах. Мое продюсерство помогает мне оставаться любопытным.

Санта Клаус – икона маркетинга. Он создан для того, чтобы продавать товар. Но в фильме он снова становится героем сказки.
Да они все там превращаются в парней, которые с большой страстью относятся к тому, что делают.

То есть, вы превратили рекламную икону обратно в сказочного персонажа?
Мы отталкивались от того, чем была изначально мифология, и попытались вернуть ее обратно к истокам. Мы не хотели делать ее тем, чем она была в 19-м и 20-х веках. Например, Пасхальный Кролик должен создавать ощущение, что он защитник Земли, образ обновления и надежды. А Норд (Санта) – он как силы природы, как человеческий торнадо. Он полон сил, его невозможно остановить, и он вовсе не розовощекий парень с рекламы безалкогольных напитков. Он бывал в боях, умеет пользоваться мечом. Он ни в коем случае не гадкий парень, он гораздо более сильная и могущественная фигура. И более великолепный, в каком-то роде.

Отношения между Джеком Фростом и другими Хранителями – это своего рода путь героя, ведь он присоединяется к ним и становится героем. Но он и снова учит их тому, что такое дети, потому что они о них совершенно забыли.
У него со всеми разные отношения. С Нордом – в большей степени, как у отца и сына. С Пасхальным Кроликом у него почти неприкрытая вражда. С Зубной Феей – очень теплые отношения, почти флирт. И не менее теплые – с Сэнди. А еще есть Питч, который выводит его из себя. Но Питч очень близок к тому, кем мог бы быть Джек. Просто Джек выбрал для себя очень социальный тип поведения, тогда как Питч делает все очень антисоциально.

То есть, для вас, то, что делают герои, это метафора креативности? Их сила происходит от детей, но и от вещей, которые они создают.
Забавно. Мы их такими не видели. Мы хотели показать разную ценность того, что значит быть человеком. Но то,  что вы сказали – очень хорошо, потому что изначально Джек появляется и знакомится с этими великими творцами, у которых долгое время не было вообще никакой аудитории.

И они сразу заметались. Такое, да, случается с креативными людьми.
О, да! (смеется)

В фильме – прекрасный видеоряд. Он совсем не оставляет ощущение мультика. Очень хорошие визуальные элементы.
Думаю, что свет и текстуры в фильме очень близки в иллюстрированной книге. Мир Кролика – очень богат, когда вы попадаете в это место с древними камнями и мхом, и насекомыми, и джунглями вокруг – это действительно прекрасно и очень живописно, кстати.

Это, все-таки, кино о команде супергероев. А что делает команду супергероев хорошей?
Ага, мы думали об этом, он только в свете динамики характеров. Питер (Рэмси – режиссер картины, прим. ред.) всегда держал в уме то, что это фильм о супергероях – но не в том смысле, чтобы наделять героев супервозможностями. Он просто хотел динамики, которая исходит от хорошей команды супергероев, где… есть те, кто не любит других, с которыми не может сработаться, и где приходится смиряться и уживаться с разностью характеров.

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More