Flashback: Studio 54

Середина 70-х. В США царит настоящая диско-лихорадка. Чуть ли не каждая вторая забегаловка стремится обзавестись блестящим диско-шаром, поставить, как минимум, музыкальный автомат со свежими диско-пластинками, и назваться дискотекой. Кажется, что танцевали все и вся. Однако звездам кино и шоу-бизнеса по статусу не положено ходить в те же танцевальные заведения, что простым смертным, но танцевать-то хочется не меньше. Studio 54 не был первым заведением, претендовавшим на роль закрытого места для избранных, но стал самым лучшим, каким-то непостижимым образом соединив в себе разврат, царивший на танцполах гей-клубов Нью-Йорка, голливудскую роскошь, больше похожую на китч, жесточайший фейс-контроль, напоминавший о порядках, царивших в Гестапо.

И, что самое забавное, открыли клуб новички в развлекательном бизнесе. Звали их Стив Рубелл и Йен Шрагер – один прожженный тусовщик, гораздый на выдумки, другой – замкнутый в себе мизантроп, которому больше удовольствия приносило разбираться с бумагами, чем с отпля сывать на танцполе под диско-ритмы. Studio 54 расположилась на 54-й улице, в Нью-Йорке, в помещении бывшего театра. «Вы знаете, по тем временам это было что-то из ряда вон – устроить дискотеку в театре», -рассказывает Кармен Д’Алессио, промоутер. – «Но это было сделано настолько красиво и интересно, что дух захватывало». Внутреннюю обстановку клуба продумали настолько здорово, что до сих пор все заведения, рассчитанные на богатых и знаменитых, идут по тому же пути: зеркала, шикарные диваны, блестки и роскошь, граничащая с дурным вкусом. В создании интерьера приняли участие множество активных тусовщиков – будущие ди-джеи клуба Ники Сиано и Маурис Брамс рассказывали владельцам клуба о хитросплетениях ночной жизни, яркий представитель нью-йоркской клубной сцены, Джон Эдисон, практически на пальцах объяснял, как из обычной дискотеки сделать шикарную штучку.

Клуб открыл свои двери 26 апреля 1977 года и моментально стал местом, куда захотели попасть все. Хотя пройти внутрь суждено оказалось далеко не каждому – нужно было быть либо звездой с обложки, либо оторвой-тусовщиком, способным проникнуть куда угодно всеми возможными способами. Но в прессе регулярно рассказывали о том, что Studio 54 – лучшее место на земле, печатали фотографии с вечеринок, на которых Лиз Тейлор позировала фотографам, закинувшись таблетками, или девятнадцатилетней Бьянки Джаггер, на свой день рождения разъезжавшей по клубу на настоящей белой лошади. Поэтому на входе в клуб разгорались нешуточные страсти – фейс-контроль был непреклонен и жесток. До сих пор ходит легенда (впрочем, сильно похожая на правду), что молодожены, решившие провести после официальной церемонии бракосочетания, время в клубе, так и не дожили до первой брачной ночи: невесту пустили, а жениха – нет. И поверьте, девица плюнула на своего новоиспеченного мужа, и с радостными воплями кинулась отрываться среди богатых и знаменитых, бросив беднягу на улице. Фактом является и то, что группа Chic обязана своей популярностью именно строгости фейс-контроля. Завсегдатай и резидент клуба – Грейс Джонс, находясь под впечатлением от музыки Chic, захотела поработать с ними над своим новым альбомом, пригласила их в Studio 54, правда, почему-то, забыла внести Нила Роджерса и Бернарда Эдвардса в список гостей новогодней вечеринки 77-го года.

Промерзнув до костей, злые как черти, Нил и Бернард вернулись к себе в студию, и за полчаса, в отместку, записали свой главный хит – который изначально назвали «Fuck Off», но впоследствии переименовали в более безобидное – «Le Freak». Он-то, кстати и стал третьим по популярности в истории музыки, и самой продаваемой пластинкой, когда-либо выпущенной компанией Atlantic Records.

Главным ди-джеем клуба трудился Ричи Какзор, сделавший себе имя в голливудском гей-клубе на West 45th street. «Все помнят всякую всячину, но никто не вспоминает о ди-джее, игравшем там», – говорит Сиано. – «Никто не вспоминает Ричи Какзора, хотя он был невероятным ди-джеем. Великолепным! Помните «I will survive»? Это он сделал ее хитом! Он отрыл эту песню в музыкальном магазине! Во многом только благодаря ему, Studio 54 был таким, каким мы его помним!» Том Моултон, человек, придумавший такую штуку, как ремикс, даже помнит тот день, когда «I will survive» впервые проз

вучала на танцполе клуба. «Она была на стороне B (обычно, в коммерческих релизах на стороне B размещались песни, несколько слабее, по мнению менеджеров лейбла, чем те, что находились на стороне А. – прим. автора), никто и не подозревал что эта песня такая великая. В тот раз все просто ушли с танцпола, но в конечном итоге, Ричи добился своего, и песня стала супер-хитом!»
«Studio 54 был, скорее, похож на красивый фильм, чем на простой клуб, куда люди ходят танцевать. Это был первое место, где можно было увидеть раскрашенных серебряной краской, абсолютно голых, людей. Там разговаривали о чем угодно, но только не о музыке», – говорит Дэнни Тенаглия. Но, так или иначе, это был самое яркое и заметное место в нью-йоркской ночной жизни. Даже Франсуа Кеворкян, к тому времени работавший в клубе New York, New York, не мог не похвалить техническое оснащение «Студии»: «Хорошее место было. Правда, для людей, которых я не очень люблю. Но место было очень грамотное!»
Клуб был настолько успешным и знаменитым, что сильно мозолил глаза властям – те постоянно устраивали в клубе обыски. В декабре 78-го, после того как Шрагер неоднократно публично хвастался тем, сколько он употребляет наркотиков, федеральные агенты устроили в клубе первый обыск, арестовав Шрагера за хранение кокаина. Спустя еще полгода, Рубеллу и Шрагеру предъявили обвинения в уклонении от уплаты налогов, препятствию правосудию и созданию преступных сговоров. Еще через полгода в клуб вломились более пятидесяти агентов налоговой полиции, после чего клуб и его владельцы практически обанкротились. Кстати, незадолго до этого, вышел номер журнала New Yorker, где на обложке стояла выноска, оказавшаяся пророческой: Studio 54: The party’s over. За один месяц клуб дважды проверяли агенты налоговой полиции. Причем второй рейд налоговиков был во всех подробностях показан в фильме «54», вышедшем в 1998 году, и посвященном именно этому легендарному клубу.

Но на этом злоключения Рубелла и Шрагера не закончились. В 1980 году, несмотря на гениального адвоката Роя Кона, суд приговорил обоих к трем с половиной годам тюремного заключения и штрафу в размере 20.000 долларов за уклонение от уплаты налогов. Спустя пару недель в клубе была устроена прощальная вечеринка, где присутствовали Дайна Росс, Энди Уорхолл, Ричард Гир и прочие знаменитости. После вечеринки Стив и Ян сразу же отправились за решетку. Правда, вместо положенных 3,5 лет, они отсидели всего 13 месяцев, их освободили досрочно за помощь следствию.

Позднее клуб выкупили другие люди, намереваясь погреть руки на диско-истерии. Но, к началу 80-х, засилье диско, царившее на американских просторах, достигло своего пика – шик, блеск и красота волновали уже не так сильно. Потом пришел СПИД, выкосивший практически весь тусовочный бомонд Нью-Йорка (одно время на полном серьезе считали, что СПИДом болеют только танцоры диско), а в их числе оказался и Стив Рубелл. Уже гораздо позже, в 90-х, легенда зажила своей жизнью – про этот клуб стали снимать фильмы, писать книги, и снова пытаться ему подражать. Но создать вторую Studio 54 ни у кого так и не получилось.

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More