Эпитафии знаменитых писателей

Говорят, однажды, молодой и никому еще неизвестный, Стефан Цвейг задумал покончить с собой. Был он таким застенчивым, что не желая никому создавать проблем, осуществить задуманное решил на местном кладбище в полночь. Присев на единственную скамейку и тяжело вздохнув, он вдруг увидел эпитафию на ближайшей могиле с ангелом: “Ты устал идти, прохожий. Отдохни немного и иди дальше. Твой долгий путь неизменно закончится здесь, но не торопи время! Иди и будь счастливым, пока ты еще жив…” Разумеется, пораскинув мозгами, юноша передумал прощаться с жизнью.

Слова на могильных камнях – не редкость, и чаще представляют собой немудренное: “Любим. Помним”. Но на могилах некоторых писателей можно найти действительно интересные эпитафии.

Wilde

Оскар Уайльд: And alien tears will fill for him/ Pity’s long broken urn,/ For his mourners will be outcast men,/ And outcasts always mourn. (И чaшa скорби и тоски Полнa слезaми тех, Кто изгнaн обществом людей, Кто знaл позор и грех – пер. Н. Воронель “Баллада Реддинской тюрьмы”)
Кладбище Пер Лашез, Париж

Чарльз Буковски: Не пытайся
Эпитафией послужила фраза из письма писателя Джону Уильяму Коррингтону: “Они спрашивают меня: ‘Что вы делаете? Как вы пишите, творите?’ У вас не получится, отвечаю я. Даже не пытайтесь. Это очень важно: ‘не пытаться’, и при сборке Кадиллака, и творя и желая получить бессмертие. Ты ждешь, и, если ничего не происходит, ждешь еще. Это словно муха высоко на стене. Ты ждешь, когда она подползет к тебе. И когда она оказывается достаточно близко, ты хлопаешь и убиваешь ее. Иначе, даже не пытайся”
Мемориальный Парк Гри Хиллс, Лос-Анджелес, Калифорния

Лорд Джордж Гордон Байрон: Но нечто есть во мне, что не умрет, Чего ни смерть, ни времени полет, Ни клевета врагов не уничтожит, Что в эхе многократном оживет (пер. В. Левика “Поломничество Чайлд Гарольда”)
Кладбище церкви Святой Марии Магдалены, Хакнэлл Торкард, Ноттингхэмшир, Англия

Сэр Артур Конан Дойл: Истинная сталь, Прямой клинок
Кладбище Нью Форрест, Хэмпшир, Англия

Джонатан Свифт: (с латыни) Здесь покоится тело Джонатана Свифта, профессора Святой Теологии и настоятеля этого собора. Его сердце больше не терзает ожесточенное негодование. Иди, путник, и, если сможешь, попробуй стать таким же поборником свободы!
Кафедральный собор Святого Патрика, Дублин, Ирландия

Френсис Скотт Фитцджеральд: Так мы и пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое. (пер. Е. Калашникова “Великий Гэтсби”)
Кладбище Рокуэлл, Мэриленд, США

Роберт Фрост: had a lover’s quarrel with the world. (Я с миром пребывал в любовной ссоре – пер. Г. Кружков “Сегодняшний урок”)
Полный текст последнего четверостишья:
Я помню твой завет: Memento mori,
И если бы понадобилось вскоре
Снабдить надгробной надписью мой прах,
Вот эта надпись в нескольких словах:
Я с миром пребывал в любовной ссоре.
Кладбище Бэннигтон, Вермонт, США

Джон Китс: В этой могиле покоится все, что было смертного в Молодом Английском Поэте, который на смертном одре, в горечи своего сердца, от злобных происков врагов, пожелал, чтобы слова на его могильном камне гласили: “Здесь лежит тот, чье имя написано на воде”
Последней волей Китса действительно было быть похороненным под белым камнем без указания имени и дат жизни, с одной лишь надписью “Here lies One whose name was writ in water”, что и исполнили его друзья – Джозеф Северн и Чарльз Армитейдж Браун.
Протестантское кладбище, Рим, Италия

Говард Филлипс Лавкрафт: Я есть промысел Божий
Кладбище Суэн Пойнт, Провиденс, США

Уильям Шекспир: Good friend, for Jesus’ sake forbear / To dig the dust enclosed here. / Blest be the man that spares these stones / And curst be he that moves my bones. (Друг, ради Господа, не рой останков, взятых сей землей; Нетронувший блажен в веках, И проклят – тронувший мой прах – пер. А. Величанского)
Согласно биографам Шекспира, он испытывал панический страх перед эксгумацией, поэтому и написал эту эпитафию, которую завещал выгравировать на своей могиле. Что и было сделано.
Вестминстерское аббатство, Лондон

Роберт Льюис Стивенсон: К широкому небу лицом ввечеру / Положите меня, и я умру, / Я радостно жил и легко умру /  И вам завещаю одно – / Написать на моей плите гробовой: / Моряк из морей вернулся домой, / Охотник с гор вернулся домой, /  Он там, куда шел давно.  (пер. А. Сергеева “Реквием”)
Кладбище Маунт Ваэа, Уполу, Самоа

Вирджиния Вульф: Смерть этот враг. Непобежденный, непокоренный, на тебя я кинусь, о Смерть! Волны разбились о берег. (из книги “Волны”)
Кладбище Родмэлл, Сассекс, Англия

Александр Грибоедов: Ум и дела твои бессмертны в памяти русской, но для чего пережила тебя любовь моя! (Эпитафия Нины Чавчавадзе на могиле мужа)
Монастырь Давида, Мтацминда, Тбилиси, Грузия

Никос Казантзакис (автор скандального “Последнего искушения Христа): Я ни на что не надеюсь. Я ничего не боюсь. Я свободен (Δεν ελπίζω τίποτα. Δε φοβάμαι τίποτα. Είμαι ελεύθερος)
Пантеон в Ираклионе, Греция

Джек Лондон: Сей камень отвергли строители
Национальный Парк Джека Лондона, Сонома, США

Эдгар Аллан По: Каркнул Ворон “Никогда” (из поэмы “Ворон”)
Мемориальное Кладбище, Балтимор, США

 

Читать так же:
– Последние слова великих людей

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More