Чарльз Буковски о цензуре

bukowski

Однажды, в 1985 году известный писатель Чарльз Буковски, никогда не стеснявшийся в выражениях и употреблении алкоголя, получил письмо из города Ньемеген, что в Голландии, о том, что, по просьбе особенно бдительных граждан, его книга «История обыкновенного безумия» была изъята из открытого доступа посетителей городской публичной библиотеки. Он немедленно ответил журналисту, который ему об этом сообщил.

Перевод ниже:

bukowski-letter

“7-22-85

Дорогой Ханс ван дер Броэк:

Спасибо за ваше письмо о том, что одну из моих книг изъяли из Ньемегенской библиотеки. По причине того, что в ней содержится дискриминация против черных, гомосексуалистов и женщин. И описание садизма, из-за садизма.

Боюсь, это больше относится к дискриминации против юмора и правды.

Если я написал плохо о черных, гомосексуалистах и женщинах, это потому, что я таких встречал. В мире много «плохого» – плохие собаки, плохая цензура, а так же «плохие» белые. Вот только, когда вы пишите о «плохих» белых, никто не жалуется. И что? Мне нужно писать о «хороших» черных, «хороших» гомосексуалистах и «хороших» женщинах?

В своей писательской работе я – не более, чем фотограф, облекающий в слова то, что вижу. Если я пишу о «садизме» – то только потому, что он существует, не я его изобрел. И, если я описываю это в своих текстах – это потому, что оно существует в нашей жизни. В своих работах я не всегда соглашаюсь с происходящим, и не пытаюсь сознательно вываляться в грязи. Кстати, интересно, что люди, которых бесят мои книги, особое внимание уделяют именно этим главам, почему-то избегая тех, где описаны радость, любовь и надежда, а такие тоже существуют. Мои дни, мои годы, моя жизнь была полна взлетов и падений, света и тьмы. Если бы я описывал только «свет» и никогда не упоминал другое, то, как писатель, я был бы лгуном.

Цензура – это инструмент для тех, кому просто необходимо спрятать действительность от себя и других. Это их страх столкнуться лицом к лицу с реальностью, и я не могу злиться на них. Я лишь испытываю ужасную печаль. Где-то в их воспитании стоит заслон против самого факта их существования. Их учили смотреть лишь в одну сторону, хотя смотреть можно в разные.

Я отнюдь не встревожен тем, что одна из моих книг была изъята с полок местной библиотеки. В некотором смысле, я даже горжусь тем, что написал книгу, пробудившую нечто в их занудных душонках. Но мне больно, да, когда чью-то книгу цензурируют, потому что, обычно – это великие книги и некоторые из них, с течением времени превратятся в классику. А ведь то, что когда-то казалось шокирующим и аморальным – сейчас преподают в университетах.

Я не говорю, что мои книги из их числа, но я говорю о том, что в наше время, в этот самый момент, который может стать последним для любого из нас – мне ужасно унизительно и невероятно грустно сознавать, что среди нас до сих пор существуют мелкие, противные людишки, охотники на ведьм, отрицающие реальность. Тем не менее, они среди нас, они – часть целого, и, если я не написал о них, то, наверное, должен это сделать, этого будет достаточно.

И пусть нам всем будет лучше вместе,

Ваш

Чарльз Буковски”

 

via Letter of Note 

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More