Basement Jaxx: перья и шрамы

Они – самый необычный электронный дуэт современности, появившийся на свет в ночных клубах Брикстона, получивший премию “Грэмми”, взорвавший танцполы всего мира добрым десятком хитов, некоторые из которых, например “Where’s Your Head At?” всерьез называют гимнами. О них известно немного. Кроме того, что зовут их Феликс Бакстон и Саймон Рэтклифф, и они готовят к выходу в начале октября  2009 года, свой новый альбом “Шрамы” (Scars). Итак, дамы и господа… Basement Jaxx!

Вы писали ремиксы для Missy Elliott, N.E.R.D. и Justin Timberlake. Планируете миксовать кого-нибудь в будущем?

Мы не занимались этим тысячу лет, кажется. Готовили к выходу альбом. Но в прошлом году сделали ремикс на “Cold Shoulder” Adele. Ремиксы разрушают тебя, правда. Когда мы начинали это, было здорово – еще один источник дохода. Теперь мы заматерели, и больше в них не нуждаемся. Это не самое выдающееся, что можно создать в жизни. Любой мможет смастерить нечто подобное на своем лэптопе. Но мы сделаем ремикс, если нас кто-нибудь об этом попросит, и нам понравится исходник. Почему нет?

Что скажете о смерти Майкла Джексона?

Я вот только что говорил своему напарнику, что мне по-большому счету – все равно. Thriller и Off The Wall – были хороши в 70-е, замечательно сделаны, и он прекрасно держался за их счет года три. Но потом все пошло гораздо хуже. Парень так себя больше и не нашел. Я не чувствую нечего вроде: “о боже! он ушел! его жизнь оборвалась так быстро!” Ну да, он умер. Он ушел. Помню смотрел по телеку передачу, когда он устроил аукцион всех своих записей, я понял, что дела у него из рук вон плохи. И всем было плевать. А теперь все с ума посходили из-за его смерти. Абсолютное дерьмо.

Что вы думаете об английской хаус-сцене?

Да нормально все. Сейчас вообще все возможно. Никаких границ. Диззи работает с Кальвином. Это освобождает человеческие умы, люди больше не паряться из-за того, откуда они и куда идут. Это циклично, Феликс и я на сцене уже почти 20 лет, музыка начинает повторяться. И в рок-музыке тоже все ходит по кругу, многое из того, что исполняется сейчас, уже пели в 60-е. Сейчас все находится в рецессии, и люди хотят реализоваться. Но это не повод для депрессии.

Где сейчас лучшая танцевальная сцена в мире?

В Японии очень мило. Мы недавно отыграли на фестивале Fujirock, и они отжигали не по-детски. В Австралии и Японии есть хорошие электронные вибрации, экстремальное сумасшествие какое-то. Лучше не опишешь. В целом, мир становится более “безумным”.

Basement Jaxx выиграл Best Dance Grammy и несколько наград BRIT Awards – чего ожидаете в будущем?

Надеемся новый альбом пойдет хорошо. Хотим, чтобы он стал саундтреком. Надеемся, что он выиграет парочку-другую наград. Ну и думаем писать музыку к фильмам в будущем. Это делает тебя музыкантом, а не просто хаус-продюссером.

Вы начинали в ночном клубе Rooty в Брикстоне, намереваетесь еще играть в клубах, или уйдете, как Groove Armada и Rob Da Bank исключительно в фестивали?

Когда мы встретились, Феликс был резидентом ночного клуба, и находил это занятие крайне стрессовым. Время течет очень быстро, особенно, когда работаешь над альбомом. Мы устраивали вечеринки не в клубах, потому что это было дешевле. Дешевле арендовать, дешевле обставить. Но мы не хотели бы к этому возвращаться, так же, как не хотели бы концентрироваться исключительно на фестивалях. Но никогда не говори “никогда”. Мне хотелось бы попровать себя в рок-проектах. Мне понадобятся ударник, бассист и клавишник. Я бы записал демку, а потом отправился в студию и превратил ее во что-то совсем новое.

Это значит, что Scars будет вашим последним альбомом?

У нас заканчивается контракт с XL Recordings. Он был на пять альбомов. Так что этот может стать нашим последним. Будущее покажет. И к тому же, нам обоим нужно время для самих себя. Десять лет в “нон-стопе”. Мы всегда работали над чем-то и не могли вздохнуть свободно. Я не жду многого от продажи альбома. Играть вживую – всегда лучше. Вот почему фестивали – это круто, за один день можно увидеть кучу клевой музыки, да и оплачивается это всегда хорошо.

По поводу названия альбома Scars (Шрамы) – у вас есть какие-то шрамы?

Нам показалось, что это отличное название для альбома, потому что мы немного состарились, нас немного потрепала жизнь и мы все еще пытаемся найти свое место в жизни. Он немного меланхоличный, об отношениях, которые пошли не совсем так как нужно. У людей всегда есть шрамы, они делают тебя тем, кто ты есть, и ты должен гордиться ими.

Расскажите о своей работе с вокалистками, многие из них ведь оказали сильное влияние на вашу музыку?

Когда мы ищем певцов, мы стараемся отыскать персональность и экспрессию. На этом альбоме мало женского вокала. Мужской все же доминирует. Мы пишем с точки зрения мужчин и накладывать на это женский вокал, значит сознательно менять пол, а это другая точка зрения, другая психика.

Расскажите об обложке альбома.

Это мышь-мутант, сделанная Big Active. Мы были разочарованы нашей последней обложкой. Я хотел животных и всяких тварей, медведя, например. Это коллаж мутанта – того, на что похожи сейчас многие люди. Люди смешиваются между собой, мир становится меньше. Мы абсорбируем культуры всего земного шара. Мутация – это основной инстинкт. Она все еще современна – как технологии или iPod.

А что сейчас в твоем iPod?

У меня есть iPod, но я его никогда не использую. У меня CD. Вот на этом – буги-вуги, мой папа играл. Хм… что еще… Prefuse 73 из Чикаго, 30-секундные семплы, очень клевые, танцевальные и хип-хоп, очень колоритные.

А что насчет слухов о том, что Basement Jaxx между делом вложились в футбольный клуб Port Vale?

Ничего об этом не знаю. Разве что Феликс сделал это в тихую и ничего мне не сказал!

Вам также могут понравиться
Exciter в соцсетях

This website uses cookies to improve your experience. We'll assume you're ok with this, but you can opt-out if you wish. Accept Read More